Екатерина 2 черты характера

О личности Екатерины II

Характер

Люди, близко знавшие Екатерину, отмечали ее привлекательную внешность не только в молодости, но и в зрелые годы, ее исключительно приветливый вид, простоту в общении. Императрица была вспыльчива, но умела владеть собой и никогда не принимала решений в порыве гнева. Старалась не оскорблять никого, была очень вежлива с прислугой. Никто не слышал от Екатерины грубого слова, она не приказывала, а просила выполнить ее просьбу. Извинялась за резкость, горячность, стремилась исправить ошибку, устранить возникшее недоразумение в отношении с любым человеком из ее окружения.

Портрет Екатерины Романовны Дашковой. Д. Левицкий. 1784 г.

В минуты опасности не теряла присутствия духа, умела поднять настроение окружающим. Не правилом было «хвалить вслух, а бранить потихоньку». Была снисходительна к проступкам слуг, шалостям пажей, умела посочувствовать в горе, помочь в беде, любила делать слугам подарки к праздникам и т. п. Принимала роды у фрейлин и у великой княгини.

Отличительной чертой характера Екатерины II называли веселость, чувство юмора, склонность к шуткам и забавам. Любила давать прозвища, не оскорбляя ими.

Увлечения Екатерины II

Екатерина И. С гравюры Р. Вудмана. 1835 г.

У Екатерины было много увлечений: она собирала коллекции картин, скульптур, резных камней. Много времени отдавала благоустройству дворцов, делая жилые апартаменты удобными для проживания. Парки и дворцовые сады были особым пристрастием государыни, она называла это плантоманией. Очень любила животных, которые платили императрице особой привязанностью. Известна ее любовь к собакам: целое их семейство сопровождало Екатерину на прогулках. Стаи голубей слетались к ее окнам, в отдельных помещениях содержались ручные обезьянки, черепахи, цветные попугайчики и другие диковинные птицы.

Ее распорядок дня

Екатерина Великая (1729-1796 гг.) — императрица Всероссийская (годы правления — 1762-1796 гг.)

День императрицы был расписан по часам, распорядок его почти не изменялся на протяжении всего царствования. Только с годами она стала вставать не в 5, а в 6, а к концу жизни — в 7 ч утра. Утренние часы — с 8 до 11 — были отведены для приема государственных чиновников и статс-секретарей. Дни и часы приема каждого должностного лица были постоянными. Бумаги на столе Екатерины лежали в строго определенном порядке. Часы работы и отдыха, завтрака, обеда и ужина были постоянными. День заканчивался в 10 или 11 часов вечера.

Императрица-мастерица

Портрет Екатерины II. В. Эриксен

Современники отмечали умеренность Екатерины в еде. В послеобеденное время она садилась за рукоделие, а И. И. Бецкой читал ей вслух. Екатерина «мастерски шила по канве», вязала на спицах. Окончив рукоделие, переходила в Эрмитаж: точила из кости, дерева, янтаря, переводила на стекла антики, гравировала, играла в бильярд. Была равнодушна к моде. Придумала покрой молдована (свободного кафтана) и русского платья, которое носили при ее дворе, особую одежду для шестимесячного внука Александра (выкройку этого костюмчика для детей у нее просили прусский принц и шведский король).

Поделиться ссылкой

Что можно сказать о личности Екатерины II, какие из черт характера способствовали ее приходу к власти и длительному правлению?

Самая всемирно известная, по достоинствам и заслугам прославленная историей всероссийская императрица Екатерина Великая была по происхождению немкой. Но, вне всякого сомнения, уже через несколько лет ее пребывания в России она могла называться обрусевшей немкой, настолько вобрала она в себя язык, обычаи, православную религию нового для себя Отечества. И, что самое главное, Екатерина II Алексеевна «прикипела» к нему, сделала его своей судьбой.

Она родилась в 1729 году в семье правителя маленького германского княжества Ангальт-Цербст. Отец ее с титулом князя Христиан Август служил прусскому королю Фридриху II Великому, имел генеральский чин и невысокую должность штеттинского коменданта. Он всецело отдавался военной службе, будучи старше жены на 22 года.

Мать Тоганна-Елизавета, урожденная Голштейн-Готторп, занималась собой, часто жалуясь, что она, семейная страдалица, прозябает в провинциальном городе Штеттине, знаменитом разве что своей старинной крепостью. И тем, что он являлся главным городом герцогства Померания. Иоганна-Елизавета гордилась своим древним аристократическим родом, упоминавшимся в письменных источниках с середины XI века.

Маленькая немецкая принцесса, которую домашние звали просто Фике, получила, как известно, весьма недурное домашнее образование. Упор здесь делался на изучение иностранных языков и танцы. Она прекрасно знала французский язык, разговаривала на итальянском и понимала английский. Занятия же музыкой показали, что у девочки отсутствует музыкальный слух.

Впрочем, в домашнем воспитании она мало чем отличалась от ей подобных немецких принцесс. Но, будучи от природы необычайно способным, любознательным и впечатлительным ребенком, будущая Екатерина Великая восполнила пробелы в своем образовании бессистемным чтением книг (начитанность ее была поразительна) и наблюдательностью за окружающим ее миром. В ее природной одаренности окружающие могли убедиться весьма рано.

Если бы не «его величество случай», принцессу Софию-Фредерику-Августину Ангальт-Цербстскую ждала, скажем прямо, не самая завидная судьба. Но все в жизни для нее сложилось иначе, просто на удивление всем. Но за свою более счастливую судьбу принцессе пришлось побороться в далекой от Ангальт-Цербста России.

Подарком судьбы для немецкой принцессы стал выход замуж за троюродного брата юного голштинского герцога Карла-Петра-Ульриха, который в одночасье, тоже по воле «его величества случая», превратился в наследника всероссийской императорской короны, принадлежавшей в то время дочери Петра I Великого – Елизавете. Дело обстояло так.

При воцарении Елизавета Петровна оказалась озабоченной проблемой престолонаследия, сохранения его за династией Романовых. Единственным законным престолонаследником стал Карл-Петр-Ульрих, сын петровской дочери Анны. Довольно скоро Елизавете Петровне пришлось воочию убедиться, что выбранный ею наследник не является для нее и отцовской державы подарком.

Императрица Елизавета Петровна попыталась исправить ситуацию «испытанным средством», то есть женитьбой. Она старалась найти такую невесту, которая не доставила бы ей в будущем особых неприятностей и хлопот. Ею стала принцесса София-Фредерика-Августа Ангальт-Цербстская, которая была моложе своего троюродного брата на один год.

В 1744 году по приглашению императрицы Елизаветы Петровны она вместе с матерью прибыла в Россию. Состоялось знакомство с женихом, который своим поведением и умственными способностями разительно отличался для окружающих от приглашенной для него из германских земель невесты-родственницы. София-Фридерика-Августа по традиции дома Романовых приняла православие и стала при новом крещении великой княгиней Екатериной Алексеевной.

Со своих первых шагов при российском дворе Екатерина Алексеевна поражала многих наблюдательностью, обаянием и умением непринужденно вести беседы. Для всех старалась быть любезной, не вызывающей раздражения, невестой наследника престола – Петра III. Думается, что на первых порах такое ей давалось непросто; немецкая принцесса оказалась в чужой стране. Впоследствии Екатерина Великая вспоминала об этом так:

Россия, двор императрицы Елизаветы Петровны поразило во многом немецкую принцессу. Она едва ли не в четырнадцать лет поняла, что в этой стране сокрыта ее судьба и смысл дальнейшей жизни. Поэтому великая княгиня выбрала для себя на первых порах такую линию поведения:

Екатерина Алексеевна полюбила русские обычаи и традиции, примерно исповедовала православную веру и до последних лет жизни часто выходила «в народ». Она самым серьезным образом пеклась о своей личной популярности среди горожан столицы, простых солдат, духовенства.

Екатерина II была тонким психологом и прекрасным знатоком людей, она умело подбирала себе помощников, не боясь людей ярких и талантливых. Именно поэтому екатерининское время отмечено появлением целой плеяды выдающихся государственных деятелей, полководцев, писателей, художников, музыкантов. В общении с подданными Екатерина II была, как правило, сдержанна, терпелива, тактична. Она была прекрасным собеседником, умела внимательно выслушать каждого. По ее собственному признанию, она не обладала творческим умом, но хорошо улавливала всякую дельную мысль и использовала ее в своих целях.

4 б.

Часть 3, вопрос 47

Характер Катерины в пьесе «Гроза»

А. Н. Островский в каждой своей пьесе создал и показал многогранных персонажей, за жизнью которых интересно смотреть. В одном из произведений драматурга рассказывается о девушке, которая покончила жизнь самоубийством, не сумев выдержать давления обстоятельств. Развитие характера Катерины в пьесе «Гроза» Островского, а также её душевные переживания являются основными движущими силами сюжета.

В списке действующих лиц Островский обозначает Катерину как жену Тихона Кабанова. С развитием сюжета читатель постепенно раскрывает образ Кати, понимая, что функцией жены этот персонаж не исчерпывается. Характер Катерины в драме «Гроза» можно назвать сильным. Несмотря на нездоровую ситуацию в семье, Катя сумела сохранить чистоту и твёрдость. Она отказывается принимать правила игры, живя по собственным. Например, Тихон во всём подчиняется своей матери. В одном из первых диалогов Кабанов убеждает мать, что своё мнение у него отсутствует. Но вскоре тема разговора меняется — и вот уже Кабаниха как бы между делом обвиняет Катерину в том, что Тихон любит её больше. До этого момента Катерина не участвовала в разговоре, но теперь она оскорблена словами свекрови. Девушка обращается к Кабанихе на ты, что можно расценивать как скрытое неуважение, а так же как некое равенство. Катерина ставит себя вровень с ней, отрицая семейную иерархию. Катя вежливо высказывает своё недовольство клеветой, подчёркивая то, что на людях она такая же, как и дома, и притворяться ей незачем. Эта реплика на самом деле говорит о Кате как о сильном человеке. По ходу повествования мы узнаём, что тирания Кабанихи распространяется только на семью, а в обществе старуха рассказывает о сохранении семейных порядков и правильном воспитании, прикрывает свою жестокость словами о благодетели. Автор показывает, что Катерина, во-первых, осведомлена о поведении свекрови; во-вторых, несогласна с этим; и, в-третьих, открыто заявляет Кабанихе, которой не может возразить даже собственный сын, о своих взглядах. Однако Кабаниха не оставляет попыток унизить невестку, заставляя её становиться перед мужем на колени.

Иногда девушка вспоминает о том, как она жила раньше. Детство Катерины было достаточно беззаботно. Девочка ходила с мамой в церковь, пела песни, гуляла, по Катиным словам у не было всё, что только может быть. Катя сравнивает себя до замужества с вольной птицей: она была предоставлена сама себе, сама распоряжалась своей жизнью. И теперь Катя часто сравнивает себя с птицей. «Отчего люди не летают так, как птицы? — говорит она Варваре. — Знаешь, мне иногда кажется, что я птица».

Вот только улететь такая птица не может. Попав в клетку с толстыми прутьями, Катерина постепенно задыхается в неволе. Не может такой свободолюбивый человек, как Катя, существовать в жёстких рамках царства лжи и ханжества. Всё в Кате будто дышит чувствами и любовью к самому неповторимому — к самой жизни. Попав в семью Кабановых, девушка лишается этого внутреннего ощущения. Её жизнь похожа на жизнь до замужества: те же песни, те же походы в церковь. Но теперь, в таком лицемерном окружении, Катя чувствует фальшь.

Удивительно, что обладая такой внутренней силой, Катя не противопоставляет себя другим. Она «мученица, пленница, лишённая возможности расти, развиваться», но сама себя она таковой не считает. Через «жернова неприязни и злобной зависти» она старается пройти достойно, не утратив и не опошлив свою сущность.

Катю с лёгкостью можно назвать смелой. Действительно, девушка пыталась бороться с чувствами, которые вспыхнули у неё к Борису, но всё же решила встретиться с ним. Катя берёт на себя ответственность за свою судьбу и решения. В некотором смысле на время тайных свиданий с Борисом Катя обретает свободу. Она не боится «ни греха, ни людского суда». Наконец-то девушка может поступать так, как велит её сердце.

Но с возвращением Тихона их встречи прекращаются. Желание Кати рассказать об отношениях с племянником Дикого не радуют Бориса. Он надеется, что девушка промолчит, затягивая её в сети «тёмного царства», из которого так отчаянно пыталась вырваться Катя. Один из критиков драмы, Мельников-Печерский, удивительно метко охарактеризовал Катерину: «молодая женщина, попав под гнёт этой старухи, испытывает тысячи нравственных мучений и в то же время сознаёт, что бог вложил в неё сердце пылкое, что в молодой груди её бушуют страсти, вовсе не совместимые с затворничеством замужних женщин, которое господствует в той среде, куда попала Катерина».

Ни признание в измене, ни разговор с Борисом не оправдал надежд Катерины. Для неё разница и несоответствие реального мира и представлений о будущем оказались фатальными. Решение броситься в Волгу не было спонтанным — Катя давно чувствовала приближающуюся смерть. Она боялась надвижения грозы, видя в ней расплату за грехи и дурные помыслы. Откровенное признание Катерины становится похожим на отчаянное причастие, желание быть честной до конца. Примечательно, что между событиями признание в измене — разговор с Борисом — самоубийство проходит некоторое время. И все эти дни девушка терпит оскорбления и проклятия свекрови, желающей закопать её в землю живьём.

Нельзя осуждать героиню, говорить о слабости характера Катерины в «Грозе». Тем не менее даже совершив такой грех, Катя остаётся такой же чистой и невинной, как и в первых действиях пьесы.

Рассуждение о силе или слабости характера Катерины может быть полезно ученикам 10 классам при написании сочинения на тему «Характер Катерины в пьесе «Гроза»». Тест по произведению

Характер Екатерины Великой и его особенности

Личные качества характера Екатерина была, без сомнения, выше Петра и никогда бы не сделала известной его капитуляции при Пруте. Екатерина совокупила в себе добрые качества Анны и Елизаветы с теми достоинствами, которые сделали её создательницею, чем самодержицею своей Империи. Она никогда не пускалась на удачу, как Пётр Великий, и ни в победах, ни в мире не имела ни одной неудачи.

Екатерина была щедра, готова к компромиссам и беспринципна (некоторая доля беспринципности в политике необходима). В то же время её трудно назвать идеальной правительницей, сильные стороны уживались у неё со слабостями. Императрица была способной ученицей, но не могла похвастаться умением творчески подойти к проблеме. Зачастую она проявляла алогичность, свойственную слабому полу, но непростительную в государственных людях (по выражению С. Рассадина, “женщина побеждала в ней политика”, особенно это стало заметно в последние годы её царствования). Беспринципность Екатерины часто переходила допустимые границы, и она отказывалась идти против своего окружения даже тогда, когда могла попытаться сделать это. К тому стоит, наверное, добавить и фаворитизм, расцветший при Екатерине II; его трудно объяснить только одиночеством императрицы и государственной необходимостью”.

Екатерина II оставила после себя множество автобиографических зарисовок — шутливых и вполне серьезных. Среди них и сочиненная ею во время веселых и шумных празднеств и балов по случаю рождения внука Александра эпитафия самой себе (1778 год). Вступив на Российский престол, она желала добра и старалась доставить своим подданным счастье, свободу и собственность. Она легко прощала и не питала ни к кому ненависти. Пощадливая, обходительная, от природы веселая, с душою республиканскою и с добрым сердцем, она имела много друзей. Работа ей легко давалась. Она любила искусство и быть на людях.

Весьма важная для правителя огромной империи черта. В обширной переписке с близкими по духу людьми Екатерина II не раз выказывает и на деле демонстрирует готовность воспользоваться для “общего блага” знаниями и умением более сведущих людей без всякого ущемления своего “я”: “Я всегда чувствовала большую склонность быть под руководством людей, знающих дело лучше моего, лишь бы только они не заставляли меня подозревать с их стороны притязательность и желание овладеть мною: в таком случае я бегу от них без оглядки”. Она без всякого притворства и расчетливости превозносила личные достоинства заслуживающего похвал человека, не считаясь при этом с неизбежными пересудами. Так, характеризуя Г. А. Потемкина, имевшего тучу врагов, Екатерина прежде всего отмечает “его смелый ум, смелую душу, смелое сердце”, он, подводит итоги: императрица, — “великий человек”. О другом своем фаворите, Г. Г. Орлове, она говорила: “Гений его был очень обширен”, “умел колебать умы, а его ум не колебался никогда”. И таких примеров можно привести множество.

Екатерине II присущи и столь необходимые для верховного правителя качества, как твердость, решительность, мужество. Это дало основание близко знавшим ее современникам называть императрицу «непоколебимою». И тем не менее, управляя сложным государственным механизмом, Екатерина оставалась весьма гибким политиком, отнюдь не на словах демонстрируя обстоятельную взвешенность при выборе того или иного подхода: “Действовать нужно, не спеша, с осторожностью и с рассудком”. Она с полным основанием относила себя “к таким людям, которые любят всему знать причину”, и в соответствии с этим старалась принимать адекватные в конкретной ситуации решения.

Но, несмотря на природную гибкость ума, Екатерина II, как она сама признавалась, “умела быть упрямою или твердою (как угодно), когда это было нужно”, но никогда не была злопамятна. Во всех случаях человеколюбие и снисхождение к человеческой природе предпочитала я правилам строгости.

Внешняя политика Екатерины в рамках этических норм своего времени была последовательной и честной. Но при этом надо помнить и о публичном заявлении Екатерины II, как бы подводившем итог проводимому ею внешнеполитическому курсу — никто и никогда не сомневался в самостоятельности принимаемых императрицей решений: “В это столетие Россия не понесла убытков ни от какой войны и не позволит управлять собою”.

Желания Екатерины были скромными, хотя и определяли многое, если не все в ее жизни: “Здоровье прежде всего; затем удача; потом радость; наконец, ничем никому не быть обязанной”. Современники отмечали, что “она была проста в домашней жизни”, отличалась чрезвычайной умеренностью в пище и питье. Но вместе с тем баснословная пышность русского двора при Екатерине изумляла иностранцев немыслимым соединением азиатской роскоши с европейской утонченностью.

То, что Екатерина II — мудрая правительница, признавали даже ее закоренелые недоброжелатели. Взять, к примеру, В. О. Ключевского, который оценивал ее ум достаточно критически: «Это не была самая яркая черта характера Екатерины: она не поражала ни глубиной, ни блеском своего ума.

У нее был ум не особенно тонкий и глубокий, зато гибкий и осторожный, сообразительный, умный ум, который знал свое место и время и не колол глаз другим. Екатерина умела быть умна и в меру. Однако Екатерина обладала другим бесценным качеством, столь необходимым самодержавной правительнице, тем “счастливым даром”, который позволял свободно ориентироваться в самой сложной ситуации, — “памятливостью, наблюдательностью, догадливостью, чутьем положения, уменьем быстро схватить и обобщить все наличные данные”. Ее трудно было застать врасплох. Всегдашняя собранность и живая сообразительность помогали выбрать оптимальный вариант решения неожиданно возникшей проблемы.

Дидро не раз подолгу беседовал с Екатериной во время своего пятимесячного пребывания в России (в конце 1773 — начале 1774 года), наблюдая императрицу в реальной обстановке. Не имея ни малейшего повода для лести, он писал о ее “непостижимой твердости в мыслях”, о “легкости в выражениях”, о “знании быта и дел государства своего”, о том, что “ни один предмет не чужд ей”. Обобщая наблюдения современников, лучший и по сегодняшний день биограф Екатерины II дореволюционный историк А. Г. Брикнер признавал, что “познания и стремления Екатерины отличались не столько глубиной и основательностью, сколько широтою и разнообразием”, и отмечал, что она “была, как бы создана для престола: в истории мы не встречаем другой женщины, столь способной к управлению делами”.

Державин не раз бывал, обезоружен ее невозмутимой любезностью. Часто случалось, что рассердится и выгонит от себя Державина, а он надуется, даст себе слово быть осторожным и ничего с ней не говорить; но на другой день, когда он войдет, то она тотчас приметит, что он сердит, зачнет спрашивать о жене, о домашнем его быту, не хочет ли он пить и тому подобное ласковое и милостивое, так что он позабудет всю свою досаду и сделается по-прежнему чистосердечным. В один раз случилось, что он, не вытерпев, вскочил со стула и в исступлении сказал: “Боже мой! Кто может устоять против этой женщины? Государыня, вы не человек. Я сегодня наложил на себя клятву, чтоб после вчерашнего ничего с вами не говорить, но вы против моей воли делаете из меня что хотите”.

По многочисленным отзывам современников, Екатерина II слыла открытым, душевным человеком, что чрезвычайно импонировало психологическому складу русского человека. И другая важная черта, на нее указывает французский посланник Л. Ф. Сегюр: она “никогда не оставляла человека, к которому питала дружбу”, и особо отмечает ее неподдельное уважение к личности человека, кем бы он ни был.

Энергичная, веселая по натуре Екатерина редко поддавалась унынию. В письме к Бьельке, написанном в тяжелую пору ее “привыкания” к трону, а общества к ней, есть примечательные строки: “Надобно быть веселою только это одно все превозмогает и переносит. Говорю это по опыту: я много переносила и превозмогала в моей жизни, однако смеялась, когда могла, и клянусь вам, что в настоящую минуту, когда у меня столько затруднений в моем звании, я охотно играю, когда представляется случай, в жмурки с моим сыном и часто без него”. Как она сама признавалась, “для людей моего характера нет в мире ничего мучительнее сомнения”.

В сложной внутренней и внешнеполитической обстановке конца 1769 года, когда многие уже предвкушали ее падение, она пишет: “Храбрее, вперед — выражение, с которым я одинаково проводила и хорошие, и дурные годы. Вот уже мне исполнилось сорок лет, и что такое настоящее дурное положение в сравнении с тем, которое прошло?” Ту же мысль она позже выразила в чеканной фразе: “Отважно выдерживать невзгоду — доказательство величия души; не забываться в благополучии — следствие твердости души”. Вместе с тем Екатерина II была лишена свойственной немцам холодной рассудительности, больше являя собой пример, как она сама говорила, натуры “восторженной”, “горячей головы”. Возражая неумеренно льстивым попыткам представить ее “образцом во всех отношениях”, она пишет: “Этот образец не только плох, но и непригоден для образца”, так как “я вся состою из порывов, бросающих меня, то туда, то сюда”. Эта ее природная черта порой проявлялась и в государственных делах.

Добролюбов «Характер Катерины составляет шаг вперед во всей нашей литературе» — смысл?

Н. А. Добролюбов в своей статье «Луч света в темном царстве», посвященной драме А. Н. Островского «Гроза», употребил следующую фразу: «Характер Катерины составляет шаг вперед во всей нашей литературе». В чем же новизна характера Катерины, почему ее характер ‒ это шаг вперед?

Катерина воспитывалась в обычной семье, в любви и уважении друг к другу, но после замужества попала совершенно в другую семью. Там правит жестокость и деспотизм мамы муже, Кабанихи, а муж Катерины, Тихон ‒ маменькин сынок.

Катерина не чувствует себя счастливой, однако она не плывет по течению и не опускает руки. Она пытается полюбить Тихона, но у нее не выходит. Так же как и не выходит умерить пыл Кабанихи.

Тогда Катерина ищет любви в отношениях с Борисом. Но Борис оказывается тоже невольным человеком, он зависит от Дикого. Тогда отчаявшаяся Катерина рассказывает о своей измене мужу и свекрови прямо на площади, посреди других людей.

Женщина решается умереть, потому что ее война против общества бесполезна. А порядки того времени было таким, что женщина ‒ эта та же крепостная, которая не имеет права на любовь, уважение и выражение своего мнения. Девушек выдавали замуж без любви, они всю жизнь терпели к себе грубое отношение, не работали и не могли развестись, так как это большой позор.

А Катерина такой не была. Она смело доказала всем, что женщина ‒ это тоже человек, наравне с мужчиной имеющая право на любовь и на то, чтобы с ее мнением считались, уважали.

В этом и прорыв Островского ‒ ни один автор до него не изображал такой смелой героини, которая готова вступить в борьбу со всем обществом. Катерина решительно отличается от всех героинь русской литературы, созданных до нее.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *